Уютный мир творчества Юрия Шатунова (ex Ласковый май) - все песни и видео
В начало Личный раздел Контакты Аудио интервью Видео клипы и записи Фотографии Информация и статьи Игры Радио Чат Гостевая и форумы
Наша страница ВКонтакте Наша видео портал Наша страница в Twitter
Выбрать внешний вид сайта



найти

Жители

Случайное фото

С днем рождения поздравляем:
а_н_т_о_н
Айнаш
алёна260580
алк
анюта1
ванес
Гася
Димончик
ЕленаГущина
Ир4иК
ирина82
ЛенуФФФка
леонимик
Лесёнок
Максим123654
Максим_
максимовна
Медет
миишшаааняя
Настя1993
неъмат
ольгатамбов
Ольгя003
САШАХ
Сергей901
Сергей_48
СЕРЕГА2112
Фагот
Чучваркин
Юлек
Abubakir
Anastasiagl
anka265
antoncars1
arzuman
atham_1991
baurgan2
dawiz
dfmedia
didosyuk
Elitte2009
eroha
Galyuska
HOY
impagood
Indoril
IRINA12345679
Irma
isaa
Jonik821
Kukla
Lilif
Madlena
mawr1976
mcservis
menbulat
milena77788
Monami
next705
Nusha
Odewoll
oksanazholdak77
oln
protest33ru
rinatka
s3nagy
sasha0583
sasha2605
sega_85
SUPERHERO
svetamaroza
svetik66626
tania_nau
tia
Undina
Vasyok
Vicky
Vikki90_90
YB
Yulichka
Zanna
ZANOZZA

Онлайн на сайте: ...

Информация, статьи

Андрей Разин - Человек тусовки
глава 11

Юрий Чикин

Я не случайно наблюдал за знакомой компашкой на первом концерте группы "Ах!" - я знал ее очень хорошо, у меня был давний опыт, да такой, что Жеке его уже никогда не приобрести.
Как-то я попал в сочинскую "Жемчужину" (три штуки за двадцать четыре дня - и чувствуешь себя последним нищим), лежал на пляже и наблюдал, как играют в карты матерые мафиози. Отличить их от других, тоже людей далеко не случайных, можно было мгновенно - толстенные золотые цепи на груди, | перстни и часы "Ролекс". Куча денег (иногда банк доходил до сотни тысяч рублей) исчезала мгновенно, затем снова появлялась, и все это напоминало какой-то невообразимый сон. Никто; из проигравших не переживал, ко всему относились спокойно, -к тому же у каждого были свои болельщики, они сидели за спинами игроков, подсказыва-ли или помогали тут же, не отходя, рассчитаться невезучему. Когда я устал наблюдать за игрой и незаметно для себя задремал, у меня за спиной появилось: несколько молодых - судя по голосам - людей. Они говорили о музыке, взаимоотношениях различных тусовок, в основном роковых. Я узнал голоса нескольких известных рокеров. Они были уже давно не в фаворе, за роком тянулись немногие, но кое-где еще собирали поклонников "металла" и могли позволить себе раз в год пожить в "Жемчужине". Они жаловались друг другу на неважную жизнь, и тут один из них сказал, что теперь никуда не пробиться, даже Чикин остро почувствовал конъюнктуру и собирает дань не с рокеров, а с поп-музыкантов, не гнушаясь при этом самыми мелкими особями, которых и музыкантами не назовешь. Второй с ним не очень-то согласился, он сказал, что недавно сунул Чикину (то есть мне) приличный пакетик, и я тут же вспомнил об их группе. Еще он добавил, что, конечно же, с других я собираю суммы поприличнее, и реклама в газетах идет соответственная. Они коснулись не только моей персоны, а также некоторых телевизионщиков, которые "потеряли совесть", но меня это уже мало волновало, я почти с головой зарылся в песок, оставив наверху лишь свои полосатые, купленные в парижском "тати", плавки. Меня охватил ужас - трепаться об этом они могут не только на пляже, а в любом месте, в том числе и в кабинете следователя. После этого я несколько месяцев не высовывался, отказался даже от нескольких гонораров, ясное дело, не от бухгалтерских, а от героев своих публикаций. Но вскоре нужда так прижала, что я потихоньку осмелел и снова принялся собирать дань. Старался действовать более осмотрительно, внимательно приглядываясь к своим клиентам, ни одного из них я не подвел, и они могли быть вполне счастливы.
Сейчас, Слава богу, пошла совсем другая полоса, но меня пугал Жека. Он делался все более самоуверенным, деньги текли рекой - мы прокатили "Ах!" по Сибири, Закавказью,Прибалтике. И каждое выступление сопровожда-лось информацией, в' газетах, по телевидению. Я постоянно напоминал Жеке, чтобы он повнимательнее смотрел за девчонками, у них начиналась звездная болезнь. Но Жека отмахивался: все, мол, в полном порядке, они у меня в руках, души во мне не чают, во всем доверяют и не имеют никаких секретов. А я постоянно вспоминал об акулах, побывавших на первом концерте, и теперь уже постоянно "тершихся возле "Ах!". Жека говорил, что я полнейший перестраховщик, сейчас моя главная задача - подсчитывать бабки, а девушки от нас никуда не денутся. Главное -использовать момент, когда трясут Распутина и его команду, и не выпускать "Ах!" со страниц газет и экранов телевидения. Я был убежден, что Распутин выпутается, но это не так важно, время уйдет, гастролей у него почти нет, на телевидении он отсутствует, даже Евгения Федоровна говорит о нем в прошедшем дремени. Пройдет несколько месяцев - и о нем все забудут. Но у меня не было Жекиной эйфории, пацанкам еще надо работать и работать.
И вот однажды прозвучал первый звоночек о том, что MOW опасения не напрасны. Сперва Жека начал поговаривать о тому что Вера и ее команда намекают на то, что неплохо бы съездить за границу, теперь туда валом валят тусовки намного послабее "Ах!", а у них уже появилось имя, они собирают аншлаги в самых престижных залах страны и вполне могут кое-куда прокатиться.
- Сейчас мы этого не сделаем, слишком рано. Ты знаешь, 1 сколько башлей надо выложить ...
- А прямые контакты?
- Если они у тебя есть - ради бога... Ясно, что никаких прямых контактов у меня и Жеки не было. И тут я вздрогнул: а что, если кто-то уже предлагает им организовать зарубежное турне? Без Жекиной и моей помощи.
- Послушай, им никто не подбросил такую мыслишку? -спросил я у Жеки.
- Не могли... Они все время у меня на глазах. Бабок много, хочет-ся купить фирменных шмоток... Обычные дела.
Мы позабыли об этом разговоре, была еще одна неплохая поездка - по четыре концерта в день в Махачкале. Я сам поехал туда, чтобы помочь Жеке. Потом в Москве мы сорвали гастроли Распутина в "Олимпийском". Узнав о них, Жека примчался ко мне и заорал:
- Есть возможность вышвырнуть их вон... И запуститься? самим. - Каким образом?
- Очень просто... Мы явимся с тобой и скажем, что посвящены в таинства уголовного дела. Ты готовишь статью, а я::
- А что ты?
- Ты забыл о моем удостоверении.
- Ты опять за свое?
- Сколько тебе говорить... Все в полном порядке. Когда-нибудь я тебе расскажу, сейчас не могу. Но это же "Олимпийский" ... Мне пообещали отдать площадку, если сорвем Распутина.
Я почесал затылок. И в самом деле, заманчиво. Назавтра мы стояли перед директором "Олимпийского". Он меня прекрасно знал. Жека с ходу сунул ему под нос красную книжицу. Я, сказал, что практически у меня на столе судебный очерк о Распутине.
- Неужели так все плохо? - переспросил директор.
- Наше дело было предупредить вас,- весомо заявил Жека. Назавтра зрителям стали возвращать деньги за билеты,
а Жека волок в "Олимпийский" афиши "Ах!", сам-то он, правда, не высовывался, и договор с "Олимпийским" подписывал другой человек - директор центра, в котором числилась группа "Ах!". Не успели мы отпраздновать победу, как Жека примчался ко мне в редакцию с посеревшим лицом. Он даже не позвонил мне.
- Что случилось? Жека бухнулся на стул.
- Все то, о чем ты говорил ...
- Ты не можешь пояснее?
- Эти девки оформились в Штаты. Прихожу, а Верка и выкладывает мне: мол, вы не планируйте гастроли на ближайший месяц, мы отчаливаем в Штаты, ненадолго, всего на десять дней...
- Госконцерт? - только и спросил я.
- Если бы ... Центр "Фантом". Они всех к рукам прибирают. Я почув-ствовал, как кишки в животе сворачиваются в клубок, а затем резко выпрямляются.
- Кретин.....Они у меня в руках... Они меня любят...
Для них я папа. Не меньше ... А ты полнейший дегенерат. Сколько раз я тебе говорил ...
Я орал на всю редакцию. Как мне хотелось съездить ему по физионо-мии!
- Заткнись,- сказал Жека.
- Охоту вели опытные люди. Я ничего не подозревал. Они обвели бы вокруг пальца не только нас.
- Забудь о слове "нас"! Во всем виноват только ты один ...
- Может, еще не все потеряно. Надо их задержать...
- Есть только один путь - обвинить в шпионаже,- сострил я.
-Других возможностей не вижу.
Я понимал, что они занялись оформлением документов давно. Поэтому и принимались трепаться о загранице ... Душеньки не выдерживали..
Но о главном молчали... Ребятки из "Фантома" предупредили: молчать строго-настрого.
- Ас другой стороны - съездят и вернутся,- сказал Жека едва слыш-но. Я понимал - он успокаивает себя.
- Вернутся, но не к нам...
- Почему ты в этом уверен?
- Кретин! Все очень просто... Они уже один раз накололи тебя.
- Каким образом?
- Посмотрите на наивного мальчика! Он не догадывается! Какой глу-пенький. Да они эти документы давно оформляли, и с "Фантомом" сговорились за твоей спиной. А ты все бабки считаешь.
- А я хочу пожить...
- Ладно, ладно, успокойся, что-нибудь придумаем.
Мы доехали до домжура, протолкнулись в переполненный бар, наконец опрокинули по несколько стопок водки. Надо срочно искать выход из положения. Но какой? У меня есть приятель в городском ОВИРе, мы когда-то играли в одной команде, он там чуть ли не замначальника, но время ушло, если у них билеты на руках...
- А все началось так хорошо,- сказал наконец Жека.
-Я был спокоен. Можешь меня убить, но я ни о чем не подозревал...
- Да помолчи ты, хватит ныть,- сказал я ему.- Поезд уходит, надо его догонять. Только вот как?
- Я ничего не могу придумать.
- Я тоже.
- Тогда давай закажем еще...
- Я не против.
Кто-то незнакомый подошел к Жеке и сказал, что приятно видеть перед собой современного предпринимателя, который не ожидает никаких перемен, а сам создает себе жизнь такую, какая нужна каждому.
- Да гони ты его,- сказал я Жеке. Незнакомец, вероятно, услыхал мои слова.
- А вы не спешите меня гнать, молодой человек, я тоже вас знаю, хотя вы со мной знакомились очень давно, в пору вашей юности...
- Извините, мне сейчас не до вас,- сказал я и схватил Жеку за руку:
- Пошли отсюда...
Мне ужасно хотелось съездить этому типу по физиономии. Мы пошли к выходу.
- Я понимаю: люди большого бизнеса, вам не до простых смертных... Но смотрите, так не стоит поступать...
Я оглянулся:
-Да пошел ты!
Когда мы вышли на улицу, я спросил у Жеки:
- Что это за мразь?
- Конторский... Сидел под крышей собкора в Голландии, долго сидел и неплохо" но нажрался на каком-то банкете, и его вышвырнули. Таких немало трется в домжуре...
И тут меня словно прорвало:
- Все треплешься насчет своей конторы, удостоверения, глазки кор-чишь, -как в хреновых фильмах, а вот тот самый момент, когда можно их остановить при помощи твоей тайной организации...
Жека застыл на месте.
- Хорошо,- сказал он,- я решусь на это, поговорю с шефом. Сам понимаешь, время сейчас не то, все боятся, опасаются, в газетах о них шумиха, но я попрошу... Для меня они должны все сделать,- Жека наклонился ко мне: - Поверь, я очень полезен, ты даже не представляешь, приходилось рисковать жизнью, и не раз ... Я не имел права тебе рассказывать, но у меня была сложнейшая работа...
- Да пошел ты...-заорал я на всю улицу: - Заткнись, если хочешь просуществовать хотя бы несколько часов. Заткнись, прошу тебя!
- Ладно, ладно,- замахал руками Жека,- не будем больше об этом. Я все понял. Ты нервный человек, тебе надо успокоиться.
Мы буквально натолкнулись на его машину. - А вот и она, никто не забрал. Поедем?
- Черт с ним... Давай.
Жить мне больше не хочется, -сказал я и был недалек от истины. -Жека распахнул передо мной дверцу:
- Прошу!
- А куда поедем? - спросил я. Можно было, конечно, к Евгении Федоровне - там меня всегда ждут, но не с таким же настроением. Жека обязательно проболтается, а она только
посмеется над нами, в первую очередь надо мной, человеком в ее глазах довольно опытным. Нет, только не к ней.
- Кстати, Вика приехала,- вспомнил Жека.
- Это уже поинтереснее.
Он бросился к ближайшему автомату. Начал говорить какие-то баналь-ные мерзости о том, что мы ужасно по ней соскучились, прошла целая вечность с тех пор, когда мы виделись вместе в последний раз... Правда, за это время она стала уже телевизионной звездой и, быть может, не захочет нас видеть... Как мне показалось, Вика прервала его дичайшую трепатню, Жека ее внимательно выслушивал и кивал головой: да, он все понимает, раз у нее такие весомые причины, он просто завидует ей черной завистью, несмотря на то, что он мужчина...
Когда он повесил трубку, я спросил:
- И здесь отшили? Жека сверкнул глазами:
- Нет, она с нами встретится... Правда, ненадолго, встреча с жени-хом, он сделал ей предложение, четкое и конкретное... Но у нее кое-что для нас припасено... И выпивка и капуста ... Так что наши дела не так уж плохи.
- Да, ты останешься мелким щипачем,- сказал я Жеке уже в машине,- И я тоже, такова наша участь...
- А ты не спеши все-таки с выводами,- сказал Жека,- сейчас погуля-ем на славу, а завтра будем думать, что делать дальше. Я подключу наших... Если птички не вылетят в Штаты, они у нас в кармане...
На углу Тверской и Готвальда мы подобрали Вику. У нее : в руках была огромная сумка.
- Куда едем? -спросила она.
- Есть один надежный приют, к Юране,- сказал Жека.
- А вы, мальчики, уже хороши,- сказала Вика.- Как ты сидишь за рулем, не понимаю...
- У нас, Викуля, большие неприятности,- тут же ляпнул Жека.
Нет, он конченый...
- Какие? - спросила Вика.
- Не стоит об этом,- сказал я.- Жека склонен к преувеличениям.- И Жека тут же замолк.
Вика сказала, что она очень мне благодарна: меня и, ясное дело, Жеку ждут подарки и прочее, но все это не мцжеу сравниться с тем, что я для нее сделал.
Мы наконец добрались до моей квартиры, Вика тут же отметила, что я стал жить намного уютнее, ей у меня нравится, настоящая европейская квартира Мне после ее слов захотелось добавить, что как бы мне не пришлось загонять всю эту велюровую мебель, югославскую стенку и вьетнамские ковры, купленные на первые гонорары от пацанок "Ах!", но, конечно же, промолчал, а Вика принялась выкладывать из своей сумки подарки.
- Да мы тебя разорили,- сказал Жека восхищенно. Он тут же бросился примерять кожаную куртку.
- Успокойтесь, мальчики, это невозможно сделать.
Потом она выставила на стол бутылки и вручила нам по пачке купюр. Мы выпили.
- Как прошли гастроли с Распутиным? - спросил я.
Вика сказала, что вполне нормально, такого массового психоза она еще не видела.
- А как чувствует себя Распутин? - снова поинтересовался я.
- Плохо. Он очень расстроен. Да, достали мы его неплохо.
- А ты бы не могла меня познакомить с ним? -спросил Жека. Я на него недоумевающе глянул: ему-то это зачем?
Вика тоже пожала плечами:
- Я могу, но зачем тебе это?
Жека отпил виски и сказал, что он давно уважает этого смышленого парня, ему больно видеть, как он мучается, он, Жека, смог бы ему помочь в сложной ситуации.
У меня от неожиданности закололо в боку.
Ты что, совсем ошалел?
- Прошу не беспокоиться о моем здоровье,- сказал Жека.- Я нравст-венно и физически в форме... Подожди-ка, Юраня, мы сейчас с Викой кое о чем потолкуем.
Они вышли в другую комнату. Я подумал, что Жека спятил, придумал какую-то басню, а на самом деле они преспокойно сексуют, пока я глотаю виски. Я хотел уже подняться, чтобы осторожно приоткрыть перед собой дверь, но на меня выглянула довольная рожа Жеки. За ним вышла Вика.
- Мальчики, мне было приятно вас видеть, -сказала. она.
- Ты что, собираешься?.. А как же продолжение? - хмыкнул я.
- Не получится. Я говорила Жеке. Ждет жених... Так что потерпите.
Она улетучилась.
- Порядок,- сказала Жека.
- Какой еще порядок?
- Мы качнем этого Распутина как следует...
- Каким образом?
- Ты чудак... Видишь, я, в отличие от тебя, выражаюсь мягко и интеллигентно... Я помогу этому мальчику. По моей просьбе ты не напечатаешь главную бомбу в своей жизни... О нем, конечно же...
- Так, так,- я начинал кое-что понимать.- Но я здесь не при чем. Понимаешь?
- Понимаю, но объявка будет очень солидная. Мы покроем все эти "Ах!"...
- Рискованно, но гениально,- сказал я и поднял бокал за здоровье Жеки.


(c) Design Shatu Design и Житель ЛМ  






[вверх] © Разработка сайта Shatu Design.
© При использовании информации ссылка на сайт shatu.ru обязательна.
© Все исходные материалы принадлежат их законным правообладателям.